Валентин Серов
Главная > О творчестве


Галерея Третьяковых

9Трудно переоценить роль Серова в становлении Городской галереи Павла и Сергея Третьяковых. В 1899 году, вскоре после смерти Павла Михайловича, он вместе с С.П. Боткиной и И.С. Остроуховым становится членом нового, так называемого «остроуховского», Совета галереи, оставаясь на этом посту практически до конца жизни.

«Хмурый Серов», «скучный Серов», «злой Серов», «скандалист» — такими определениями нередко награждал самого себя художник. Феноменальная скромность и самокритичность — одна из причин того, что подавляющая часть его классического наследия была приобретена для Третьяковской галереи лишь после его смерти. И все же именно здесь собрана львиная доля его самых великих произведений — от пейзажей до портретов и мифологических композиций.

Впрочем, полноту и представительность коллекции можно объяснить и тем, что русские меценаты Мамонтовы, Морозовы, Боткины, И.С. Остроухое, супруги Гиршман, чета Цетлин, С.А. Щербатов, Бахрушины, Харитоненко и, конечно же, П.М. и СМ. Третьяковы, а также члены царской фамилии были не только моделями Серова, но и ревностными собирателями его работ. Неудивительно, что их портреты, многие из которых являются истинными шедеврами, со временем стали украшением Третьяковской галереи.

Так, из собрания Михаила Абрамовича Морозова его вдовой в 1910 году было передано в Третьяковскую галерею большое количество работ Валентина Серова, которого Морозов особо собирал и любил. В том числе — знаменитый портрет самого хозяина коллекции (1902), гордость сегодняшней экспозиции галереи. Серов сохранял связь с семьей Морозовых до самого последнего дня, когда смерть оборвала его работу над портретом Маргариты Кирилловны.

Внимание зрителей в серовском зале и поныне привлекает маленький и непоседливый Мика Морозов, будущий известный шекспировед. А рядом с портретом актрисы и предпринимательницы Евдокии Сергеевны Морозовой висит портрет ее супруга, знаменитого мецената Ивана Абрамовича Морозова (брата Михаила Абрамовича), изображенного на фоне красочного холста А. Матисса, — одно из самых ярких и выразительных полотен Серова.

Особую ценность среди экспонатов Государственной Третьяковской галереи представляют портреты ее основателей — Сергея Михайловича и Павла Михайловича Третьяковых.

В отличие от крупноформатного живописного портрета Сергея Михайловича (1895), эскиз портрета Павла Михайловича (1899) невелик и выполнен в технике акварели, однако остается для нас одним из самых драгоценных свидетельств не только внешнего облика Третьякова, но и тончайших проявлений его великой и неординарной души. Именно Третьякову принадлежит эпохальная фраза: «Большая дорога лежит перед этим художником»; именно Третьяков дал начинающему Серову путевку в жизнь, став одним из первых ценителей и собирателей его произведений.

Неудивительно, что Серов стал главным исполнителем заветной мечты Третьякова: создания портретной галереи выдающихся деятелей культуры, где с такой меткостью и вместе с тем с такой человечной проникновенностью отображен мир зарождающегося российского меценатства.

«Колумб древнерусской живописи» — так скажет известный критик Абрам Эфрос о давнем друге и соратнике Серова, коллекционере его работ Илье Семеновиче Остроухове. С именем Остроухова связана одна из самых ярких страниц в истории русской художественной культуры. Правая рука Третьякова, основатель уникальной коллекции, а затем галереи икон и живописи, Остроухое был видным зачинателем отечественного музейного дела.

Признанный живописец, историк искусства и меценат, чутко следивший за новыми художественными веяниями, он оказался одним из тех, кто во многом способствовал привлечению внимания к Третьяковской галерее как к мировому художественному центру.

И на портрете Серова в его облике ненавязчиво проступают черты своеобразного «героя нового времени» — человека, для которого сама деятельность в области искусства обретает статус высокого общественного служения. Примером такого служения была для современников Серова и Мария Николаевна Ермолова.

«Строгие, правильные черты лица, глубокие черные глаза... и неподвижность классической статуи, она смотрит вдаль», — так описывает В.А. Гиляровский облик Ермоловой, любимицы тогдашней Москвы. Такой она предстает и перед посетителями Государственной Третьяковской галереи. Созданный в связи с 35-летием артистической деятельности актрисы по заказу литературно-художественного кружка, первый в ряду портретов корифеев Малого театра, этот портрет стал своеобразным «замковым камнем» всего серовского творчества — символом времени и вневременного стоического горения души. «Перед вами стоит не Ермолова, а сама Драма, даже Трагедия», — восклицал Грабарь.

Портреты выдающихся представителей русской художественной культуры были и остаются «ядром» серовской коллекции Третьяковской галереи: художники И.Е. Репин и В.И. Суриков, К.А. Коровин и

И.И. Левитан; писатель Н.И. Лесков и композитор Н.А. Римский-Корсаков. И конечно же — соратники Ермоловой по работе на сцене Малого театра: Р.Н. Федотова, A.M. Сумбатов-Южин, А.Е. Ленский. Их портреты, пусть камерные и неброские, иной раз и не законченные художником, несут в себе какую-то особую московскую задушевность и теплоту. Как, впрочем, и сама Государственная Третьяковская галерея, ставшая «домом» для необыкновенных картин Валентина Александровича Серова.


Портрет А.Я. Симонович (А.В. Серов, 1880 г.)

Портрет К.А. Коровина (В.А. Серов, 1891 г.)

Портрет Э.Л. Нобеля (В.А. Серов, 1909 г.)





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Валентин Серов. Сайт художника.