Валентин Серов
Главная > О творчестве


Галерея Третьяковых

9Трудно переоценить роль Серова в становлении Городской галереи Павла и Сергея Третьяковых. В 1899 году, вскоре после смерти Павла Михайловича, он вместе с С.П. Боткиной и И.С. Остроуховым становится членом нового, так называемого «остроуховского», Совета галереи, оставаясь на этом посту практически до конца жизни.

«Хмурый Серов», «скучный Серов», «злой Серов», «скандалист» — такими определениями нередко награждал самого себя художник. Феноменальная скромность и самокритичность — одна из причин того, что подавляющая часть его классического наследия была приобретена для Третьяковской галереи лишь после его смерти. И все же именно здесь собрана львиная доля его самых великих произведений — от пейзажей до портретов и мифологических композиций.

Впрочем, полноту и представительность коллекции можно объяснить и тем, что русские меценаты Мамонтовы, Морозовы, Боткины, И.С. Остроухое, супруги Гиршман, чета Цетлин, С.А. Щербатов, Бахрушины, Харитоненко и, конечно же, П.М. и СМ. Третьяковы, а также члены царской фамилии были не только моделями Серова, но и ревностными собирателями его работ. Неудивительно, что их портреты, многие из которых являются истинными шедеврами, со временем стали украшением Третьяковской галереи.

Так, из собрания Михаила Абрамовича Морозова его вдовой в 1910 году было передано в Третьяковскую галерею большое количество работ Валентина Серова, которого Морозов особо собирал и любил. В том числе — знаменитый портрет самого хозяина коллекции (1902), гордость сегодняшней экспозиции галереи. Серов сохранял связь с семьей Морозовых до самого последнего дня, когда смерть оборвала его работу над портретом Маргариты Кирилловны.

Внимание зрителей в серовском зале и поныне привлекает маленький и непоседливый Мика Морозов, будущий известный шекспировед. А рядом с портретом актрисы и предпринимательницы Евдокии Сергеевны Морозовой висит портрет ее супруга, знаменитого мецената Ивана Абрамовича Морозова (брата Михаила Абрамовича), изображенного на фоне красочного холста А. Матисса, — одно из самых ярких и выразительных полотен Серова.

Особую ценность среди экспонатов Государственной Третьяковской галереи представляют портреты ее основателей — Сергея Михайловича и Павла Михайловича Третьяковых.

В отличие от крупноформатного живописного портрета Сергея Михайловича (1895), эскиз портрета Павла Михайловича (1899) невелик и выполнен в технике акварели, однако остается для нас одним из самых драгоценных свидетельств не только внешнего облика Третьякова, но и тончайших проявлений его великой и неординарной души. Именно Третьякову принадлежит эпохальная фраза: «Большая дорога лежит перед этим художником»; именно Третьяков дал начинающему Серову путевку в жизнь, став одним из первых ценителей и собирателей его произведений.

Неудивительно, что Серов стал главным исполнителем заветной мечты Третьякова: создания портретной галереи выдающихся деятелей культуры, где с такой меткостью и вместе с тем с такой человечной проникновенностью отображен мир зарождающегося российского меценатства.

«Колумб древнерусской живописи» — так скажет известный критик Абрам Эфрос о давнем друге и соратнике Серова, коллекционере его работ Илье Семеновиче Остроухове. С именем Остроухова связана одна из самых ярких страниц в истории русской художественной культуры. Правая рука Третьякова, основатель уникальной коллекции, а затем галереи икон и живописи, Остроухое был видным зачинателем отечественного музейного дела.

Признанный живописец, историк искусства и меценат, чутко следивший за новыми художественными веяниями, он оказался одним из тех, кто во многом способствовал привлечению внимания к Третьяковской галерее как к мировому художественному центру.

И на портрете Серова в его облике ненавязчиво проступают черты своеобразного «героя нового времени» — человека, для которого сама деятельность в области искусства обретает статус высокого общественного служения. Примером такого служения была для современников Серова и Мария Николаевна Ермолова.

«Строгие, правильные черты лица, глубокие черные глаза... и неподвижность классической статуи, она смотрит вдаль», — так описывает В.А. Гиляровский облик Ермоловой, любимицы тогдашней Москвы. Такой она предстает и перед посетителями Государственной Третьяковской галереи. Созданный в связи с 35-летием артистической деятельности актрисы по заказу литературно-художественного кружка, первый в ряду портретов корифеев Малого театра, этот портрет стал своеобразным «замковым камнем» всего серовского творчества — символом времени и вневременного стоического горения души. «Перед вами стоит не Ермолова, а сама Драма, даже Трагедия», — восклицал Грабарь.

Портреты выдающихся представителей русской художественной культуры были и остаются «ядром» серовской коллекции Третьяковской галереи: художники И.Е. Репин и В.И. Суриков, К.А. Коровин и

И.И. Левитан; писатель Н.И. Лесков и композитор Н.А. Римский-Корсаков. И конечно же — соратники Ермоловой по работе на сцене Малого театра: Р.Н. Федотова, A.M. Сумбатов-Южин, А.Е. Ленский. Их портреты, пусть камерные и неброские, иной раз и не законченные художником, несут в себе какую-то особую московскую задушевность и теплоту. Как, впрочем, и сама Государственная Третьяковская галерея, ставшая «домом» для необыкновенных картин Валентина Александровича Серова.


Схемы тонального решения портретов Ф.Ф. Юсупова, В.М. Голицына и А.В. Касьянова

Портрет Николая II (Серов В.А.)

Портрет В.М. Голицина (В.А. Серов, 1906 г.)





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Валентин Серов. Сайт художника.