Валентин Серов
Где купить билеты в театр.


Конец

Историческое значение того или иного художника определяется той ролью, которую он сыграл в искусстве своего времени, и теми уроками, которые может извлечь из его творчества будущее.

Рубеж ХIХ—XX веков выдвинул перед русским изобразительным искусством ряд новых проблем, без разрешения которых оно не могло плодотворно развиваться. Социальные потрясения влекли за собой потрясения эстетические, обусловливали чрезвычайное заострение морально-этических аспектов искусства, требовали выработки художественного языка, способного отразить и «отдаленного восстания надвигающийся гул», и поиски нравственных идеалов, и тончайшие душевные движения человека, самоопределяющегося в социальном пространстве эпохи.

В этой сложной исторической обстановке развивалось портретное творчество В.А. Серова. Не случайно, что именно художник-портретист оказался крупнейшей фигурой в искусстве рубежа XIX и XX веков. Особое, неравнодушное отношение к портрету, постоянная, а часто преобладающая к нему склонность всегда были естественны и традиционны для русской живописи. Ему, портрету, начиная с XVIII века, доверялись важнейшие представления об идеале, в нем, как правило, наиболее отчетливо воплощалось то совестливое и целомудренное отношение к личности, которое Б. Асафьев удачно назвал «этосом» — этическим нервом национального искусствопонимания. В начале XX века проблемы портрета обретают еще большую принципиальность. Ареной острой борьбы за концепцию человека становится этот жанр, теснейшим образом связанный с проблемами мировоззрения. Каков есть человек, каким он должен быть, что в нем заслуживает порицания, а что - восхищения, - этот комплекс вопросов ставился и решался с разных позиций, на разных уровнях глубины и верности. И наиболее глубокие ответы на них, безусловно, принадлежат Серову. Гуманистическая сущность портрета воплотилась в его творчестве с исключительной полнотой. Ученик Репина, хранивший в душе демократические заветы русской культуры, Серов сумел воплотить в своих портретах этические устремления искусства, его передовые гуманистические идеалы.

Общественный характер творчества Серова проявляется уже в конце 1880-х — первой половине 1890-х годов, когда, преодолевая сложности, связанные с работой над заказным портретом, инородные воздействия и влияния, он начинает вырабатывать индивидуальный стиль и уточняет свои мировоззренческие позиции. Для его дальнейшего развития одинаково важными оказываются и портреты Мазини, Таманьо, Левитана, прямо утверждающие человеческие ценности, и портреты вел. кн. Павла Александровича или Боткиной, где Серов нащупывает подход к проблеме критической характеристики. Эта проблема с большой силой решается и в портретах начала XX века, в частности, в портрете М.А. Морозова. Связанный с принципами Перова, Крамского, Репина, портрет этот стал новым звеном в традициях критического реализма, в традициях требовательного, неподкупного отношения к человеку.

Проблема характеристики в творчестве Серова тесно связана с проблемой эстетического совершенства. Юсуповский цикл дает представление о тех высотах художественного мастерства, которые были им завоеваны. В юсуповских портретах одинаково значительны и тонкость подтекстовой иносказательной характеристики, и тонкость, с которой решаются проблемы композиции, формы, стиля. Психологическая проницательность, глубина мировоззрения и мастерство — на этой основе будет развиваться и дальнейший путь художника.

Будучи в полной мере судьей своей эпохи, истолкователем ее социальной психологии, объективным и часто суровым критиком, Серов с не меньшей силой чувствовал и те черты человека, которые казались ему необходимыми, идеальными. Ему было суждено достигнуть вершин героического портрета и создать портрет М.Н. Ермоловой, работу, не имеющую аналогии в мировой портретной практике и в то же время тесно связанную с гуманистическими устоями русской культуры. Мир детства, обаяние красоты, лирический контакт человека с природой также были воплощены художником с убеждающей силой чувства.

В создании портрета Ермоловой важную роль сыграли события 1905 года, сильно повлиявшие и на дальнейшую эволюцию мастера. В понимании основных проблем современности он оказался близок наиболее передовым своим современникам. И поэтому в портретном творчестве 1905—1911 годов Серов сумел взглянуть на людей своего времени с такой точки зрения, которая и сегодня кажется нам верной, непререкаемой оценкой. В портретах Голицына, супругов Грузенберг, Гиршмана, Орловой, опираясь на достижения своих предшественников и прежде всего Репина, Серов делает шаг к новому пониманию портрета, портрета активного, оценочного, хочется сказать, современного по способу восприятия явлений: никакого благодушия, пассивности. Разобраться, осмыслить, сделать вывод, закрепить на холсте не только черты изображаемого человека, но и свое к нему отношение, определить его ценность через собственное понимание индивидуальных и социальных ценностей — в этом видится важнейшая грань творческого кредо Серова-портретиста 1900-х годов. Эти стороны серовского творчества оказались особенно важными для советских портретистов. Вопрос о традициях Серова в советском искусстве требует специального исследования. Но несомненен сам факт воздействия серовского подхода к портрету как на непосредственных его учеников, так и на последующие поколения художников.

Творчество Серова неотделимо от его времени. Рядом с ним, взаимно обогащая друг друга, работали такие талантливые мастера, как М. Врубель и К. Коровин, К. Сомов и В. Борисов-Мусатов, а чуть позднее К. Петров-Водкин, И. Машков, М. Сарьян. Создавались оригинальные концепции пространства, новые представления о цвете, о возможностях композиции и фактуры - все это расширяло традиционные представления об искусстве. И Серов — автор «Юсуповой» и «Ермоловой», «Иды Рубинштейн», «Орловой», «Голицына» (а не только «Похищения Европы») оказывается здесь равным среди первых. Его индивидуальная стилистика и особенно решение проблем композиции стали предметом изучения как для его учеников, так и для многих других мастеров, оказали воздействие, выходящее за пределы живописи.

Но важнейшей для Серова всегда оставалась та сторона портретной проблематики, которая была связана с этическими, психологическими, нравственными установками, с необходимостью выявлять социальные основы личности, утверждать гуманистические нормы и идеалы. И делал он это с огромной силой, ибо нес в себе высокое представление о человеке, об искусстве, соотносил то, что есть, с тем, что должно быть, реальное — с идеальным, современное — с классическим. Говоря о Серове, пытаясь понять смысл его наследия, часто обращались к искусству прошедших эпох, пожалуй, трудно назвать большого мастера, который бы здесь не упоминался. В данной работе, при рассмотрении отдельных произведений особенно часто возникали имена Веласкеса и Тициана, Энгра и Э. Мане, Д. Левицкого, О. Кипренского, И. Репина — это, по-видимому, наиболее непосредственный контекст серовского портретирования, обнаруживающий особенно принципиальные соответствия. Но в генеалогию серовского творчества включались и Рембрандт, Гальс, Рафаэль, Гольбейн, Ван-Дейк, К. Брюллов, П. Федотов, А. Венецианов — и это также закономерно. Серов, стремясь к совершенству, приближался к самым глубоким, самым основным законам изобразительного искусства, соприкасаясь при этом с высочайшими достижениями прошлого не внешними сторонами, а той же, что и у великих мастеров, способностью обнаруживать художественную истину, способностью в своем творчестве быть и правдивым, и прекрасным.

«Нужны новые формы» — на рубеже веков эта мысль носилась в воздухе. Но — и сейчас это особенно очевидно — нужны были и «вечные» формы, в которых бы ценности человека и искусства обретали художественную абсолютность. И когда сталкиваешься с утверждением (а это бывает нередко) о «переходности» серовского творчества, то думаешь — это, вероятно, объясняется тем, что художественное совершенство, художественная истинность не воспринимаются в полной мере как важнейшее искомое качество, тенденции ставятся выше результатов. Да, Серов был одним из тех, кто вводил русскую живопись в XX столетие. Но его значение, конечно, не только в этом. Не менее важно подчеркнуть другое: в «переходную» пору он утверждает классические идеалы. Сохранить гуманизм искусства в условиях революции формы, утвердить этические ценности на безупречном эстетическом уровне было главной задачей (осознаваемой или нет), стоящей перед русским и европейским портретом. Наиболее последовательно и принципиально решал ее Серов. И здесь, бесспорно, он первый среди равных. Решая эту задачу, задачу конкретно-историческую и в то же время общечеловеческую, Серов вместе с наиболее талантливыми современниками вводил русское искусство своей эпохи не только в XX век, но и в мировую культуру.

Предыдущая глава

Оглавление


Портрет К.А. Коровина (В.А. Серов, 1891 г.)

Девочка с персиками (В.А. Серов, 1887 г.)

Портрет вел. княжны Ольги Александровны (В.А. Серов)





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Валентин Серов. Сайт художника.