Валентин Серов
проституки
Главная > Переписка > Письма 1909


Письма 1909 года

СЕРОВ — А. Е. ЛЬВОВУ

<26 января 1909 г. Москва>

Господину директору Училища живописи ваяния и зодчества князю А. Е. Львову

Ваше сиятельство князь Алексей Евгеньевич!

Ответ попечителя Училища живописи, ваяния и зодчества 1 на постановление совета преподавателей, решившего почти единогласно (исключая одного голоса) подать от лица совета на высочайшее имя прошение о разрешении Анне Голубкиной посещать классы училища,— ответ, гласящий: “Ходатайство бывшей вольной посетительницы названного училища Анны Голубкиной попечителем училища признано не заслуживающим уважения” — вынуждает меня как ходатая А. Голубкиной, так как без моего заявления просьба ее не обсуждалась бы в совете 2, сложить с себя обязанности преподавателя Училища живописи, ваяния и зодчества, о чем Вас, как директора, и уведомляю 3.

Академик В. Серов

26 января 1909 г. Москва

ЦГАЛИ (такой же автограф имеется в ГТГ).
_______________

1 Попечителем училища был в то время московский генерал-губернатор и командующий московским военным округом генерал-лейтенант Сергей Константинович Гершельман (1854— 1910). Выпускник Пажеского корпуса и Николаевской академии генерального штаба

2 См. письмо Серова в совет преподавателей Училища живописи, ваяния и зодчества от 18 августа 1908 г..

3 См. следующие письма.

 

СЕРОВ — В. Е. ГИАЦИНТОВУ

<26 января — 4 февраля 1909 г. Москва>

Многоуважаемый Владимир Егорович!

Уговорить меня переменить или отменить мое решение князь <А. Е. Львов> не может. Во-первых, с князем разговор по этому поводу уже был. Князь находит, что ответ попечителя даже деликатен, т. к. он не касается совета, а прямо отклоняет просьбу Голубкиной — “не заслуживает уважения”. Оказывается, что это означает ее неблагонадежность. После суда над ней за хранение или распространение нелегальной литературы, по которому ее признали ненормальной (т. к. когда-то была психически больна), ее отпустили на все четыре стороны, и проживать в Москве она может. Спрашивается, каких человеческих прав она теперь лишена? В настоящем случае налицо усмотрение генерал-губернатора попечителя школы, в кот<орой> обучают только искусству.

А между тем Голубкина не есть первопопавшийся прохожий с улицы, имеющий право по уставу подать прошение на высочайшее имя с просьбой разрешить ему посещение классов — просьба, которая потом уже рассматривается советом художников (?!) Анна С<еменовна> Голубкина одна из настоящих скульпторов в России — их немного у нас, и просьба ее уважения заслуживает. Думаю, что и князь отнесся бы сначала иначе, если б эта просьба была бы, ну, скажем, вдруг от Поленова или Сурикова (всякие бывают случаи), хотя князь это и отрицает, но я думаю, что прошение назад он бы не отправил и совету бы доложил. Уж слишком в Школе все делается по уставу, а кем и для кого он составлен один Бог ведает.

<Серов>

ЦГАЛИ.

 

А. Е. ЛЬВОВ И ДРУГИЕ — СЕРОВУ

4 февраля 1909 г. <Москва>

Многоуважаемый Валентин Александрович,

заявление Ваше о том, что Вы решили покинуть училище, произвело на всех нас удручающее впечатление. Вам хорошо известно, насколько мы дорожим Вашим присутствием среди нас и насколько оно важно для училища. Но помимо того, мы считаем долгом обратить Ваше внимание на одну сторону принятого Вами решения, быть может, упущенную Вами из вида. Постановление совета подать просьбу на высочайшее имя о предоставлении Голубкиной права посещать училище было принято, главным образом, если не исключительно, из уважения к Вашему желанию. В настоящее же время своим уходом из училища Вы наносите этому совету, который так дорожил Вами, совершенно незаслуженную им обиду и ставите училище в самое тяжелое положение. Быть может, это соображение побудит Вас отказаться от Вашего намерения.

Кн<язь> Львов,
В. Гиацинтов,
Константин Коровин,
Н. Клодт,
Ап. Васнецов,
А. Архипов,
А. Корин,
С. Малютин,
С. Волнухин,
А. Степанов,
Л. Пастернак,
С. Иванов,
В. Бакшеев,
С. Милорадович

ЦГАЛИ.

 

С. В. ИВАНОВ И ДРУГИЕ — СЕРОВУ

<5 февраля 1909 г. Москва>

Многоуважаемый Валентин Александрович!

Мы вчера только узнали от князя (А. Е. Львова) о Вашем уходе из училища, и на частном совещании художников было написано Вам письмо, под которым есть и наши подписи; но полагая, что наша совместная деятельность стольких лет дает нам право сказать Вам более, мы еще раз обращаемся к Вам в надежде, что дело поправится и что Вы, как человек с характером, обдумавши и взвесив все, не будете из-за упрямства губить дело, которому отдали столько лет труда. Говорить о том, какую пользу Вы приносили все это время делу, мы не будем, Вы сами прекрасно сознаете, что Ваше пребывание в училище необходимо, но наша обязанность и право сказать Вам, что кидать дело теперь, а тем более по такому поводу, Вы не имеете нравственного основания, а кроме того. Вы совершенно упустили из виду и не подумали о том, что нельзя и никто не может (нравственно, конечно) не считаться с известной корпоративностью.

Подумайте, Валентин Александрович, право, дело не так уж обидно, в чем вчера убедились даже сочувствующие Вашим мотивам, когда на нашем частном совещании из официальных документов убедились, что с Вашей стороны ложно понят весь инцидент.

С. Иванов,
Л. Пастернак,
Ап. Васнецов,
А. Степанов,
А. Архипов,
В. Коровин

ГТГ.

 

СЕРОВ — С. В. ИВАНОВУ И ДРУГИМ

9 февраля 1909 г. <Петербург>

Многоуважаемые господа коллеги!

Спасибо за выраженное Вами желание видеть меня в Вашей среде. Но менять своего решения я не могу. Мотивы моего выхода ясны как в заявлении на имя князя <А. Е. Львова>, так и в письме к Владимиру Егоровичу <Гиацинтову>. Добавить ничего не могу. Меня несколько смущает то обстоятельство, что, оказывается, постановление совета относительно Голубкиной было сделано только для моего удовольствия!? Очень благодарен но ведь Голубкина мне не сват, не брат, а художник, обратившийся через меня с просьбой к художникам же. Обижаться совету на мой выход не следует, т. е. не из-за него я выхожу. Затем, никаких обязательств по отношению к школе у меня нет, я не обещал служить ей до конца дней моих.

Итак, я остаюсь или расстаюсь с хорошим воспоминанием о совместном 12-летнем (не шутка) служении.

В. Серов

ЦГАЛИ.

 

УЧЕНИКИ УЧИЛИЩА ЖИВОПИСИ, ВАЯНИЯ И ЗОДЧЕСТВА —СЕРОВУ

<Начало февраля 1909 г. Москва>

Глубокоуважаемый Валентин Александрович!

До нас дошли слухи о возможности Вашего ухода из школы. Боимся допустить мысль об этом, так как в лице Вас мы теряем незаменимого руководителя. Обращаемся к Вам, дорогой профессор, с просьбой не оставлять нашей школы и рассеять наши сомнения по поводу этих слухов. (Далее идет список фамилий)1.


ГТГ.
___________

1 Вероятно, не все фамилии подписавшихся под этим письмом Серову правильно расшифрованы, так как около тридцати из них не обнаружены в списке учеников училища, хранящемся в ЦГАЛИ. В число невыявленных лиц могут входить вольнослушатели, подписавшие письмо вместе с учениками; см. следующее письмо.

 

УЧЕНИКИ МАСТЕРСКОЙ СЕРОВА И КОРОВИНА — СЕРОВУ

<Телеграмма>

9 февраля 1909 г. Москва

Глубокоуважаемый Валентин Александрович, пораженные известием о Вашем уходе, мы поставлены в безвыходное положение <о> случившемся. С глубоким нетерпением и надеждою ждем Вашего слова, которое успокоит нас и выяснит создавшееся для всех нас крайне тяжелое положение.

Ученики мастерской

ГТГ. Публикуется по тексту телеграммы.

 

СЕРОВ — УЧЕНИКАМ СВОЕЙ МАСТЕРСКОЙ

<Телеграмма>

10 февраля 1909 г. Петербург

Господа ученики, из училища я действительно вышел. В утешение могу сказать одно: ни в каких казенных училищах и академиях учить больше не стану.

В. Серов

На телеграмме:
Москва, Мясницкая, Училище живописи, ваяния, зодчества, Мастерская.

ГТГ. Публикуется по тексту телеграммы.

 

УЧЕНИКИ УЧИЛИЩА ЖИВОПИСИ, ВАЯНИЯ И ЗОДЧЕСТВА —СЕРОВУ

<Телеграмма>

11 февраля 1909 г. Москва

Дорогой учитель, Валентин Александрович, скорбя о потере нашего незаменимого учителя, с которым связаны наши лучшие порывы и надежды, мы в лице Вашем горячо приветствуем художника, который выше всего ставит свободное искусство. Глубоко благодарим за то, что Вы дали нам за все Ваше пребывание в школе, и твердо надеемся вновь увидеть Вас как учителя не в этой казенной, а в другой свободной школе.

Общее собрание учащихся Училища живописи ваяния и зодчества 1.

ГТГ. Публикуется по тексту телеграммы.
_________________

1 Это общее собрание учащихся, продолжалось три дня — 11, 12 и 13 февраля 1909 г. Оно— направило в совет преподавателей училища резолюцию , в которой настаивало на скорейшем проведении нового училищного устава.

 

СЕРОВ — УЧЕНИКАМ УЧИЛИЩА ЖИВОПИСИ, ВАЯНИЯ И ЗОДЧЕСТВА

<Телеграмма>

13 февраля 1909 г. Петербург

Благодарю собрание за доброе чувство ко мне. Буду хранить вашу телеграмму как самую дорогую мне награду.

Серов

На телеграмме:
Москва, Мясницкая, Училище живописи и зодчества. Ученикам.

ГТГ. Публикуется по тексту телеграммы.

 

К. А. КОРОВИН И ДРУГИЕ — СЕРОВУ

27 февраля 1909 г. <Москва>

Дорогой Валентин Александрович!

Мы все собрались с искренним желанием увидать Вас. Ждем Вас в “Метрополе”.

Конст. Коровин
Н. Клодт
А. Степанов
С. Милорадович
С. Волнухин
Горский
А. Архипов
Н. Касаткин
С. Иванов
Пастернак
В. Бакшеев
С. Малютин
А. Корин

Ждем ответа.

ГТГ.

 

В. Н. ДУКШТ — СЕРОВУ

<Конец февраля 1909 г. Москва>

Училище имеет честь сообщить Вам, милостивый государь, что согласно Вашему заявлению, постановлением г. попечителя училища от 25 сего февраля Вы с 1 февраля 1909 года уволены от должности преподавателя училища 1.

Делопроизводитель В. Дукшт

ЦГАЛИ. Публикуется по копии автографа. На копии надписи: Валентину Александровичу Серову, февраля 1909 г.
_______________

1 Администрация училища вынесла вопрос об увольнении Серова на обсуждение совета преподавателей. 13 февраля 1909 г. состоялось заседание совета, которое рассматривало вопрос об увольнении Серова.

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

<Февраль 1909 г. Москва>

Ольге Федоровне <Серовой> кажется немножко легче. Через несколько времени сын мой Саша принесет тебе письмо, с просьбой, если ты можешь распорядиться,нужна сиделка хорошая на сегодняшнюю же ночь. Будь добр.

Иван Иванович <Трояновский> присоветывал обратиться к тебе. Твой В. Серов

ГТГ. Публикуется впервые.

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

<Февраль 1909 г. Москва>

Дорогой Илья Семенович.

Иван Иванович <Трояновский> посоветовал обратиться к тебе что ты будто бы знаешь, как найти сиделку для Ольги Федоровны <Серовой> на сегодняшнюю же ночь. Положение больной, кажется, получше. Известная припадочность у нее всегда была. На этот раз в силу истощения очень острая.

Твой В. Серов

ГТГ.

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

<Февраль 1909 г. Москва>

Дорогой Илья Семенович!

Благодарю тебя за участие к нам. Ольге Федоровне <Серовой> намного лучше. Припадков нет, болей головы (отчаянных) теперь нет совсем. Настроение и самочувствие и сознание совсем хорошее. Можно надеяться, что так пойдет и дальше. Александра Васильевна 1 действительно отлично влияет на Ольгу Федоровну успокаивающим образом. Иван Иванович <Трояновский> доволен. Еще раз спасибо за нее. Температура нормальная.

Твой В. Серов

ГТГ.
____________

1 Сиделка, рекомендованная Остроуховым.

 

СЕРОВ — А. П. БОТКИНОЙ

1 марта <1909 г. Москва>

Многоуважаемая Александра Павловна!

Что же могу я сказать Вам относительно Петрова-Водкина?! Илья Семенович <Остроухов> заглазно отказывается. Надеюсь через несколько дней быть в Петербурге. Переговорим. Надеюсь также, что вещи его <Петрова-Водкина>1 не уйдут . У нас в семье средне, если не хуже, то, пожалуй, уже и лучше. С обоими история длинная 2.

Кланяюсь Вам и Сергею Сергеевичу <Боткину>. Ваш В. Серов

ГТГ.
————————

1 Кузьма Сергеевич Петров-Водкин (1878—1939) — живописец и педагог. В 1901—1905 гг. занимался в училище в мастерской Серова и Коровина. В 1909 г. Петров-Водкин представил на выставку “Салон”, организованную С. К. Маковским, тридцать семь произведений, исполненных им во время пребывания в Африке. На этой выставке совет Третьяковской галереи ничего не приобрел у художника.

2 Кроме Ольги Федоровны, в те же дни плохо себя чувствовал сын Серова — Антон, у которого тогда обнаружился костный туберкулез ноги.

 

СЕРОВ — А. П. БОТКИНОЙ

<4 марта 1909 г. Москва>

Многоуважаемая Александра Павловна!

Судя по почерку на конверте. Вы переслали мне письмо из Ниццы благодарю. Ольга Федоровна моя поправляется, но медленно. Вот почему не приехал и свой отъезд приходится отложить еще. Во всяком случае, ранее этого воскресенья или понедельника ехать в Питер не удастся.

Кланяюсь Вам с Сергеем Сергеевичем <Боткиным>. Ваш В. Серов

ГТГ.

 

СЕРОВ — О. Ф. СЕРОВОЙ

<Около 10 марта 1909 г. Петербург>

Милая Олюшка.

Сейчас получил твое третье письмо открытое, где ты пишешь, что от меня до сих пор нет письма странно, я послал тебе два открытых.

Так у Антоши <Серова> воспаление легких — это так себе. Бывают вещи и похуже, разумеется. Долгая и скучная история — ну, да что поделаешь. Спасибо тебе за частое сообщение из дому. Продолжай так же — пиши каждый день, прошу. Будь добра, узнай в адрес-календаре, как зовут княгиню Долгорукую, что живет на Спиридоновке в соб<ственном> доме. Она мне написала сюда и подписала М. П. Долгорукая 1. Мне нужно ответить, а потому надо знать ее имя и отчество. Ну, будьте по возможности здоровы — что твои тонкие и толстые кишки? Как себя чувствуешь? Обнимаю вас всех, Антошке кланяюсь. Что-нибудь ему постараюсь привезти из Питера. Спроси его, что ему хочется, бедняге. Думаю я приехать числа 15-го ненадолго, а потом опять сюда, если состоится писание кн. Орловой 2. Пока работаю Нобеля и в Эрмитаже. Что мамина нога, не пишешь?

Твой В. Серов.

ГТГ.
———————

1 Мария Павловна Долгорукова, урожденная княгиня Голицына (1856—1914) — вдова, была замужем за помещиком Рузского и Можайского уездов кн. Н. М. Долгоруковым.

2 См. письмо О. К. Орловой Серову от 28 <июля> августа 1910 г.

 

СЕРОВ — О. Ф. СЕРОВОЙ

<Около 20 марта 1909 г. Петербург>

Лёлюшка!

Благодарю, что пишешь мне. Скучно это с Антошкой <Серовым>. Кланяйся ему и скажи Саше <Серову>, что я поздравляю его и считаю его молодцом. Занимался он хорошо, как и надлежит мужчине — и толково. Чередование пятерок с четверками вещь самая благородная, когда все 5 — скучно, 3 — режет глаз. На счет музыки Олюшкиной <Серовой> тоже рад. Что и где Миша Кар<ловна Бларамберг>? — Да, и так 365 самоубийств в месяц на Руси 1.

Пишу портреты направо и налево и замечаю, что чем больше их сразу приходится за день писать — тем легче, право, а то упрешься в одного — ну, хоть бы в нос Гиршмана, так и застрял в тупике. Кроме того, примечаю, что женское лицо, как ни странно, дается мне легче,— казалось бы, наоборот. Ну, до свидания. Да, ехать думаю в пятницу, не раньше <на Страстной>, а может быть и в самую субботу. Нужно писать и не зевать. Нобеля и Урусову должен кончить 2.

Твой В. Серов

Пусть Саша надумает, что ему преподнести: часы ли, подзорную трубу...

ГТГ.
_________

1 12 августа 1909 г., Бларамберг покончила жизнь самоубийством.

2 О портрете Урусовой сведений нет.

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

<Около 20 марта 1909 г. Петербург>

Любезный друг Илья Семенович!

Ну, разумеется, на заявление 1, поданное в Думу, отвечать нельзя или, вернее, ответить нужно, но именно в том смысле, что ответа и контроля быть не может. А если таковой, чего не думаю, вдруг Думой признается нужно уходить всем составом (выборным). Тебя тем не менее имею честь поздравить.

В. Серов

Между прочим, Поленов коллекцию свою не продает, а завещает детям. Сегодня покажу заявление А. Бенуа.

На конверте:
ЕВБ Илье Семеновичу Остроухову
от В. С.

ГТГ.
___________

1 Речь идет о заявлении гласных П. А. Тюляева и П. П. Щапова в Московскую думу, в котором говорилось о необходимости контроля за деятельностью совета галереи по ее пополнению; см. письмо Серова и др. в московскую Думу от 1 апреля 1909 г.

 

СЕРОВ — А. В. ИВАНОВУ 1

<30 марта 1909 г. Москва>

М<илостивый> г<осударь>!

Покорнейше прошу рисунок г. Ноаковского “Романской церкви” по окончании выставки доставить в Третьяковскую галерею хранителю Черногубову и обозначить цену 2.

В. Серов

ЦГАЛИ. Публикуется по автографу на визитной карточке Серова.
______________

1 Александр Васильевич Иванов — архитектор, секретарь выставки “Современная живопись и архитектура” в 1909 г.

2 А. В. Иванов передал 1 мая 1909 г. рисунок С. В. Ноаковского в Третьяковскую галерею на имя Н. Н. Черногубова со следующей запиской: “Согласно просьбе Валентина Александровича Серова при сем доставляю Вам рисунок “Романской церкви” г. Ноаковского. Стоимость рисунка г. Ноаковский оценивает в 35 рублей” (ЦГАЛИ). Совет Третьяковской галереи на заседании 10 июля 1909 г. отклонил предложение о приобретении эскиза Новаковского. Серов на этом собрании не был.

 

СЕРОВ — Н. В. ДРИЗЕНУ 1

<Февраль март 1909 г. Москва>

Милостивый государь Николай Васильевич!

Решительно ничего не могу иметь против желания Вашего поместить в “Ежегоднике” воспроизведения с указанных Вами моих работ. Не знаю, каким образом может там фигурировать Станиславский? 2 Но это меня не касается.

Готовый к услугам В. Серов

ГПБ.
______________

1 Николай Васильевич Дризен, барон (1868—1935) — цензор драматических сочинений при главном управлении по делам печати. Один из основателей “Старинного театра”. Редактор “Ежегодника императорских театров” в 1909—1915 гг.

2 “Ежегодник императорских театров” — периодическое издание, освещавшее деятельность казенных театров с 1892 по 1915 г. В первом выпуске “Ежегодника” за 1909 г. были воспроизведены эскизы декорации Серова к опере “Юдифь”, портреты Н. А. Римского-Корсакова и А. П. Ленского с А. И. Южиным. Во втором выпуске к статье Н. А. Попова “Станиславский, его значение для современного театра” был дан серовский рисунок Станиславского; см. письмо Серова Н. В. Дризену от <24 ноября>/6 декабря 1909 г..

1 | 2


Дети (В.А. Серов, 1899 г.)

Портрет М.Н. Ермоловой (В.А. Серов)

Мика Морозов (В.А. Серов, 1901 г.)





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Валентин Серов. Сайт художника.