Валентин Серов


Страница вторая

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

<Телеграмма>

6/19 мая 1904 г. Флоренция

Пришли 200 рублей, телеграфируй отель Порта Росса.

Серов

На телеграмме:
Илье Остроухову
Москва Трубниковский

ГТГ. Публикуется по тексту телеграммы.

На телеграмме имеется пометка Остроухова: Телеграфированы 7 мая 1904. На остатке Серовских денег 1.000 руб.

 

СЕРОВ — А. М. ВАСНЕЦОВУ

21 мая 1904 г. < Москва>

Любезный Аполлинарий Михайлович!

Получив твое письмо, отправился к К. Коровину и вместе порешили отдать мастерскую тебе. Надо надеяться, что теперь не “усохнет сия смоковница”, а даст обильный плод. Об этом заявлено В. Е. Гиацинтову. С своей стороны ты заявишь кассиру, что отныне 500 руб. в год выдавали б мне за нее, т. к. она считалась за мной, теперь сии 500 будут удерживать у тебя. Будь здоров, всего тебе хорошего желаю. Сам я здоров и хорошо себя чувствую. А съездил в Италию превосходным образом и очень доволен. Да, будь добр, дозволь пока тем немногим холстам и рамам, мне принадлежащим, простоять это лето в мастерской, где-нибудь в стороне .

Твой В. Серов.

ЦГАЛИ.

 

СЕРОВ — В СОВЕТ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ

<26 мая 1904 г. Москва>

На заседании Совета 23 марта 1904 г. было заявлено г-ом Цветковым, а кн. Голицыным и г-ом Вишняковым подтверждено, что на заседании Совета 27 августа князем Голицыным было мне отвечено по поводу запроса о приобретении из собрания Голяшкина, что вопрос этот не решен в отрицательном смысле, т. е. оставался открытым 1. В силу сего единогласного подтверждения, а не истолкования г-ом Цветковым моих намерений и поступков, изложенных на страницах журнала, должен признать, что ответ кн. Голицына был понят мною ошибочно. Таким образом, запросная заметка при поданном мною письменном заявлении от 10 ноября 1903 г. должна отпасть. Ответ же кн. Голицына, понятый мною ошибочно, не мог мне помешать высказать своего мнения относительно двух вещей: “Книжной лавки” В. Васнецова и “Головки” Зарянко, как о произведениях единственно заслуживающих приобретения из собрания Голяшкина, что еще не было с моей стороны формальным предложением.

Член Совета В. Серов
Заявление это просил бы приложить к журналу заседания Совета.

В. Серов.

26 мая 1904 г. Москва.

ЦГАЛИ.

 

СЕРОВ — В СОВЕТ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ

1 июня 1904 г. Москва

В Совет городской художественной галереи П. и С. М. Третьяковых.

Из виденных мною оставшихся от покойного художника В. В. Верещагина 1 произведений имею предложить к приобретению нижеследующие: этюды Японии — 1) “Храм в Нико”, 2) “Вход в храм в Нико”, 3) “Внутренность храма в Киото”. Затем 4) этюд — “Лес в Крыму”. Кроме того, называю (не предлагаю) еще один этюд — “Внутренность храма в Нико” (узкий формат холста, внизу фигура молящегося), но, в случае предложения к приобретению его другими членами Совета, голос свой присоединяю.

Ввиду возможного приобретения из оставшихся работ В. В. Верещагина галереей, вдовою художника Лидией Васильевной 2 было заявлено, что стоимость их пока не выяснена, но что лишь одна Третьяковская галерея может приобрести картины до выставки и аукциона (имеющимся быть этой зимой) и по ценам пониженным, под условием иметь эти произведения на упомянутой выставке. Затем считаю желательным заказать скульптору Гинцбургу 3 отлить из бронзы статуэтку его работы, весьма жизненно и метко передающую В. В. Верещагина, изображенного за мольбертом. Это лучшая, самая удачная вещь изо всего цикла, сделанного Гинцбургом, портретов известных личностей России 4.

Член Совета

В. Серов.

ЦГАЛИ.
_____________

1 Трагическая гибель на броненосце “Петропавловск” живописца Василия Васильевича Верещагина (1842—1904), происшедшая за три месяца до комментируемого заявления Серова в Совет галерой, привлекла внимание к его творческому наследию.

2 Лидия Васильевна Верещагина, урожденная Андриевская (1865—1911) — пианистка, жена В. В. Верещагина.

3 Илья Яковлевич Гинцбург (1859—1939) — скульптор, приятель Серова в детские годы, автор мемуаров о деятелях литературы и искусства, в том числе и о Серове.

4 Совет галереи последовал предложению Серова и обратился к Гинцбургу с просьбой прислать в галерею бронзовую статуэтку В. В. Верещагина его работы. В 1905 г. статуэтка “Художник Василий Васильевич Верещагин за работой” поступила в галерею.

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

< 16/29 июня 1904 г. Ино>

Любезный друг Илья Семенович!

Согласно твоей просьбе, что, мол, как только мне понадобятся деньги известить тебя и ты вышлешь их, т. е. 500 руб., в магазин в Петербург сим письмом тебя о том и извещаю. Постройка и лошадь (купил) разорили меня. Живем хорошо, все здоровы — погода, кажется, хочет смиловаться — тепла все нет и нет. Как-то у вас на Москве? Ждем тебя сюда. Спасибо за присылку Геннертовского обвиненья 1 с постановлением, чтобы журналы печатались дословно, я доволен — это справедливо. Теперь вопрос о том лишь, как будут составляться самые журналы? Черновик должен составляться и прочитываться в самом заседании и на следующем подписывать?

Ну, пока до свиданья.

Евг<ений> Боткин 2 отличен — никогда его не видел, его вообще хвалят. Увидишь Алекс <андру> Пав<ловну> Боткину — кланяйся. Здесь видел всех, кроме Бенуа, кот<орый> тоже в Финляндии, но немножко далеко.

Поклон Надежде Петровне.

Твой В. Серов.

На конверте:
Москва ЕВБ Илье Семеновичу Остроухову. Трубниковский
пер., соб. дом.
Почтовые штемпеля:
Териоки 29.VI.04;
Москва 19.6.04

ГТГ.
_____________

1 “Геннертовское обвинение” — это решение комиссии по жалобам Московской городской думы, вынесенное под председательством А. И. Геннерта по заявлению Боткиной о необходимости печатать журналы (протоколы) заседаний Совета галереи. Аркадий Иванович Геннерт — юрист, гласный Московской думы, председатель правления Московского частного коммерческого банка, член правлений Московско-Киевско-Воронежской железной дороги и Северного страхового общества. Геннерт являлся также одним из “тех людей, которые помогли возникновению” Художественного театра .

2 Евгений Сергеевич Боткин (1865—1918) — врач, лейб-медик, брат С. С. Боткина.

 

СЕРОВ — В. Н. ДУКШТУ

16 августа 1904 г. <Петербург>

М<илостивый> г<осударь>!

Очень прошу известить меня письмом когда начинаются занятия в Школе, когда экзамены приемные? Прошу ответа поскорее.

СПбург. И<мператорская> Академия художеств, квартира профессора В. В. Матэ.

Готовый к услугам В. Серов.

ЦГАЛИ.

 

А. М. ПЕШКОВ <ГОРЬКИЙ> 1— СЕРОВУ

<После 22 августа 1904 г. Петербург>

Уважаемый Валентин Александрович!

Извините, что, будучи почти незнаком с Вами, обращаюсь к Вам с докукой. Про этого мальчика говорят, что у него-де огромные способности к скульптуре. Он хотел бы поступить в Вашу школу живописи и ваяния. Что и как можно сделать для него? Я просил бы Вас, не может ли кто-либо из преподающих скульптуру посмотреть работы мальчика. Устройте это, очень прошу! И если у мальчугана действительно есть нечто, я бы платил за его ученье. Всего доброго!

А. Пешков.

Архив А. М. Горького, Институт мировой литературы АН СССР, Москва.
_________

1 Алексей Максимович Горький (1869—1936) — писатель.

 

СЕРОВ — В КАНЦЕЛЯРИЮ УЧИЛИЩА ЖИВОПИСИ, ВАЯНИЯ И ЗОДЧЕСТВА

<13 сентября 1904 г. Москва>

Имею честь удостоверить, что мастерскую мою передал с 1 сентября 1904 года Аполлинарию Михайловичу Васнецову 1.

В. Серов

13 сентября 1904 г.

ЦГАЛИ.

 

А. Н, БЕНУА — СЕРОВУ

1-я лин<ия>, 56 <Петербург> 6 октября 1904 г. Мукден 1

Дорогой Антонидзе!

От тебя ни слуху, ни духу. Что это значит? Traditore! [Изменник (итал.).] Когда ты снова в Петербурге? Оттоманка ожидает тебя с нетерпением. Серьезный вопрос: Делаешь ли ты “Царское село” ? Умоляю тебя, принимайся. За тобой все дело стало, и мы терпим тысячные убытки, которые, разумеется, поставятся Тебе на счет. Кроме шуток,— абсолютно необходимо через месяц иметь уже акварель здесь. Не ленись, принимайся 1.

Целую Ольге Федоровне ручку, а Тебе лоб.

Твой Тебя любящий Александр Бенуа.

ГТГ.
____________

1 Для издания А. Н. Бенуа “Царское Село в царствование императрицы Елисаветы Петровны” (СПб., 1910) Серов ничего не дал; см. письмо Серова А. Н. Бенуа от 2 ноября 1904 г..

 

СЕРОВ — А. П. БОТКИНОЙ

<29 октября 1904 г. Москва>

Многоуважаемая Александра Павловна,

благодарю за Вашу и Александра Ильича <Зилоти> заботу обо мне. У меня имеется один абонемент, стул 11 ряда, который я предоставлю жене, а сам воспользуюсь любезным предложением, сидеть на хорах рядом с Вами (пропуск у меня имеется). А по сему билет 1 на завтра возвращаю с благодарностью, полагаю, что он может понадобиться Александру Ильичу.

Еще раз спасибо. До свидания. В. Серов.

ГТГ.
____________

1 В программе концерта 30 октября 1904 г., на котором намеревался быть Серов, значились: “Симфония № 3” Н. А. Римского-Корсакова, заключительные сцены из “Гибели богов” и “Тристана и Изольды” Р. Вагнера, “Вариации для оркестра” Э. Эльгара, “Рапсодия для оркестра” Э. Лало.

 

СЕРОВ — А. Н. БЕНУА

2 ноября 1904 г. <Москва>

Шура, милый друг!

Конечно, я совсем не намерен прекращать с тобой знакомства. “Царское Село” — видишь ли — я рисовал, честное слово, но, видишь ли, ничего не выходит — спроси С<ергея> П<авловича Дягилева>. Они видели и с Коровиным, Остроуховым и еще некоторыми лицами и не одобрили, честное слово. Сроки прошли, теперь, значит, шабаш... ритурнель...1 Теории С<ергея> П<авловича> “вообще наплевать”, пожалуй, сочувствую, но передачу журнала “М<ир> и<скусства>” г-ну Ге не одобряю 2.

В Питер сейчас не могу. Твой В. Серов

ГРМ
_____________

1 См. письмо А. Н. Бенуа Серову от 6 октября 1904 г.

2 Петр Николаевич Ге (1859—1939) — критик, искусствовед, сын художника Н. Н. Ге.

 

СЕРОВ — А. Н. БЕНУА

<Вторая половина ноября 1904 г. Москва>

Любезный друг Шура!

Весьма согласен с твоей статьей об Академии. Напрасно лишь упоминаешь о Сурикове, Васнецове, Врубеле, Левитане и обо мне. Все сии художники не обладают тем, что нужно для школы. Не исключая и Репина, все же самого верного рисовальщика (иллюстрации не в счет), никто из сих художников не владеет той спокойной уверенной и верной чертой. Считаю, что для школы, да и ты говоришь то же самое, нужно больше ремесла. Да где достать этих мастеров, неужто ж прямо-таки выписать их наложным платежом из-за границы? Кого же, например? 1

Да, а действительно видел я работы этого строжайшего из строжайших самого Гуго Залемана — его фризы: помимо того, что это бездарно, и намека на Грецию нет, нет даже общепринятого казенного приличия — преплохая, несчастная провинциальная скульптура. И этот человек слывет за знатока всех наук прекрасного — анатомии и т. д.? Странно. Ты каким образом видел сии фризы? 2

Да, послушай,— ведь я большая свинья (ну, это ты, положим, всегда знал), я еще не благодарил тебя за даровое присылание твоего издания, все же очень хорошего, лучшего среди Третьяковского издания и Грабаря 3. Молодчина Грабарь, уж он Уистлера этого отхватил 4кого-то теперь? Думаю, он скоро кинется в объятия И. Е. Репина, уж это верно. Ей-богу, хотя он и твой приятель, Грабарь, и неплохой художник <он все же> и горячий сукин сын. Был здесь С. П. Дягилев, что я имел честь прочесть в газете, но я их не видел. Быть может, тому причиной обоюдная инфлуэнца, т. е. он и я почти одновременно болели еюя и сейчас еще не выхожу, вот уж 1 1/2 недели. Собирался к Вам в Питер, а вот теперь и не знаю.

Будь здоров, обнимаю тебя. Весь Ваш В. Серов

Г. Пимоненко тоже академик 5.

Не знаю твоего Васильеостров<ского> адреса, напиши мне что-нибудь.

ГРМ.
____________

1 Речь идет о статье Бенуа “Чему учит Академия художеств” в журнале “Мир искусства”, 1904, № 8—9.

2 Гуго Романович Залеман (1859—1919) — скульптор, действительный член Академии художеств и профессор Высшего художественного училища с 1896 г. Речь идет о фризах Залемана для Музея изящных искусств в Москве.

3 Серов имеет в виду издания “Русская школа живописи” Бенуа и “Московская городская галерея П. и С. Третьяковых” Остроухова и Глаголя, а также статьи Грабаря, появлявшиеся в “Мире искусства”.

4 Речь идет о статье Грабаря “По европейским выставкам” (“Мир искусства”, 1904, № 7, с. 134, 135)

5 Николай Корнилиевич Пимоненко (1862—1912) — живописец, член ТПХВ с 1899 г. Звание академика Собрание Академии художеств присвоило Пимоненко 25 октября 1904 г.

 

А. Н. БЕНУА — СЕРОВУ

1-я линия Вас. Остр. д. 56, кв. 3

<Петербург> 30 ноября 1904 г.

Дорогой Антонидзе,

наконец-то! А то я уже подумал со свойственной мне (проклятой) мнительностью, что Ты на что-нибудь обижен. О чем писать, не знаю. Больно о многом следовало бы. И об “Мире искусства”, и об “Искусстве” (разумеется, не о святом), и о “Союзе”, и о Баксте (то бишь Гриценке № 2) 1, и многом, многом, что, мне кажется, было бы проще приехать к Тебе или Тебе приехать ко мне. Оттоманка к твоим услугам, хотя в ней уже лопнули три пружины (благодаря тому, очевидно, что за последние пять недель я на ней почитываю) [меня выселили из супружеской спальни, вследствие очередных и нескончаемых заболеваний детей и сопряженных с ними перестановок кроватей.— Прим. Бенуа.], итак, хотя три пружины и лопнули, однако она (оттоманка) и до сих пор хорошая и прямо даже славная оттоманка, на которой Ты будешь валяться, я убежден, до 11, даже до 12 часов дня.

Глава I — О “Мире искусства(в частном понимании).

Результатом всех атак на княгиню <М. К. Тенишеву> и контратак княгини на двух кузенов 2, и, в свою очередь, неожиданной диверсии, произведенной г. Рерихом (самым русским из всех художников), блестящей защите нашей твердыни Александром Бенуа и, наконец, всеобщей свалки, в которой так красноречиво заговорили как мои подлые, интернациональные, космополитические <...> и проч<ие> и проч<ие> вкусы, так и душевно-славянские, душевно-искренние, “свои”, теплые, глубоко-народные позывы всех остальных, итак, результатом (проклятая манера писать бесконечными периодами — безусловно, надо будет от нее отделаться), итак, результатом всей этой кампании можно считать следующее: г. Философовым (остроумным автором проекта соединения Рериха с Бенуа) была предложена г. Дягилеву <зачеркнуто>, (не старайся прочесть, было глупо) следующая редакция объявлений на будущий 1905 год: <“Мир> и<скусства”> будет по-прежнему и т. д. под редакцией С. П. Дягилева, при ближайшем участии гг. Александра Бенуа, И. Я. Билибина и Н. К. Рериха, с чем ни помянутый г. Дягилев, ни помянутый г. Бенуа не согласились, после чего все, следовавшие за словами “участием гг.”, были вычеркнуты, и г. Дягилев снова засиял прежним блеском без всяких нелепых подпорщиков и подогревателей 3.

Что из этого выйдет — одному богу известно, т. к. несомненно, что г. Дягилев журналом заниматься не станет, а г. Философов заняты “Новым путем”, г-жа (господин же) Бенуа, пожалуй, и напишет 2, 3 статьи в году, но от других самопожертвований отказывается. А какую хорошую программу сочинили гг. Философов и Бенуа! Какой rinascimento [эпоха возрождения (итал.)]. “Мир искусства”
мог бы из-за этого получиться, если бы эти проклятые дуры с их еще более проклятым <...> (ради бога, не читай при всех!) не пожелали провести свои реформы, из которых, впрочем, тоже ничего не вышло. Так как Ваша милость питает некую, почти преступную, слабость к г. Дягилеву, то, несомненно, Вас это известие только порадует.

Глава II Об “Искусстве”. (тоже в частности).

Получили извещение об этом превосходном органе московского сплоченного кружка художников, в котором участие будут принимать одни только петербуржцы. Это, по крайней мере, оригинально. В добрый час 4. А шрифты не хуже Добужинского. Кто это В. Э., автор амазонки с курчавыми подмышками? Где тебе бедный Бакст. Устарел брат.

Глава III — О “Союзе”.

Бросил бы ты, Серов, кобениться и принял бы участие на нынешней выставке 5. А впрочем, об этом на словах. Я очень холоден к “Союзу”, но выставлять ведь где-нибудь нужно. А пока наш брат соберется устроить свои выставки! Не верю я что-то в них. Да и перезрел. Пожалуй, даже и не так плохо выкладывать свой товар на базар. А то окончательно перепреешь в своем кружке.

Глава IV

Бакст опасно болен. Целый месяц температура 37,2, потом пришла телеграмма “leg?re am?lioration” [легкое улучшение (франц.)], а потом другая “не выезжаю, снова хуже, доктор находит сильное нервное расстройство”, а теперь просто финал: ужасное ухудшение — 37,3, и, что всего хуже: доктор считает это совершенно нормальным. Бывшая “неутешная” вдова, которую новый муж до сих пор так плохо утешал, вдова эта, наконец, не выдержала и бежала из Ниццы сюда, оставив Бакста с упомянутой чудовищной температурой в наглухо законопаченной и никогда не проветриваемой комнате (тогда как на воздухе все время было 20 и 30° тепла).

Глава V. О современной политике.

Твой Шура.

Поклон самый сердечный Ольге Федоровне. Пиши. Изволь делать “Царское Село”. Еще не поздно. Нужно к 15 февраля.

ГТГ.
_____________

1 Бакст был вторым мужем Л. П. Третьяковой, которая ранее была замужем за художником Н. Н. Гриценко.

2 Дягилев и Философов были двоюродными братьями.

3 После нескольких лет перерыва М. К. Тенишева вновь согласилась субсидировать издание журнала “Мир искусства”.

4 Речь идет о художественном и художественно-критическом журнале “Искусство”, который издавал в Москве в 1905 г. художник Н. Я. Тароватый.

5 На ближайшей выставке “Союза русских художников”, состоявшейся в начале 1905 г. в Петербурге, Серов не участвовал. Его произведения были на выставке Союза русских художников в Москве в феврале — марте 1905 г.

 

СЕРОВ — А. Н. БЕНУА

<Осень 1904 г. Петербург>

Александр Николаевич!

Глубоко сожалею Вас в постигшем Вас бедствии —нашествии полотеров! Что может сравниться с ужасом, кот<орый> внушает эта раса — прости, я сбежал...

ГРМ. Публикуется по автографу на визитной карточке Серова.

 

П. В. КУЗНЕЦОВ 1 — СЕРОВУ

<Осень 1903 или 1904 г. Саратов>

Многоуважаемый Валентин Александрович,

простите меня за беспокойство, но я не могу молчать, т. к. я в настоящую минуту очень нуждаюсь в деньгах. Кое-как тащусь, работаю и привезу <много> работ, но без денег стало очень трудно. Я прибегаю к Вам, как к отцу. Прошу Вас, дорогой наш, не отказать мне в тридцати (30) рублях. Через месяц я буду работать в мастерской, но, главное, мне сейчас нужно сделать <больше> вещей. Прекрасная осень, такая прелесть, прямо такая радость в природе, что трудно написать пером. Прошу Вас, дорогой наш, не отказать. Знаете, что сама природа просит за меня. Она волнуется <...> красавица.

С почтением П. Кузнецов

Город Саратов,
Полицейская и Валовая, П. Кузнецову

С <душой>, полнейшей восторгов, и с благодарностью возвращу Вам взятые деньги. Прошу Вас не отказать.

ГТГ.
___________

1 Павел Варфоломеевич Кузнецов (1878—1968) — живописец и театральный художник, участник объединений “Золотое руно” и “Голубая роза”. Заслуженный деятель искусств РСФСР.

 

П. В. КУЗНЕЦОВ — СЕРОВУ

<Осень 1903 или 1904 г. Саратов>

Многоуважаемый Валентин Александрович!

С наступлением удивительной осени много хочет душа. Стремление ввысь все сильнее и сильнее. Я дошел до бреда от красоты <...> На днях я летел на своем летательном снаряде, но ветер мешал (устроил сам). Я приеду в Москву и буду работать, я убедился, что нужно еще. Вы единственный, которому можно верить. <Если Вы> остаетесь добрым, как отец, я прошу Вас дать мне 30 рублей, т. е. я сейчас без гроша, буду сотни раз обязан и благодарен, возвращу. Я буду работать в мастерской через месяц. Живу в золоте и серебре красок, настроений. Вкусно, очень вкусно, какой восторг.

Прошу не осудить, с почтением П.Кузнецов

Саратов, Полицейская, дом № 90.

Ваш ученик Кузнецов.

ГТГ.

 

Д. И. ТОЛСТОЙ 1— СЕРОВУ

С.Петербург, Кирочная, 30.

5 декабря 1904г.

Многоуважаемый Валентин Александрович!

Акварель Ваша, изображающая натурщицу, которую я просил Вас считать за мною, не дает покоя моим мыслям и мне страшно не терпится решить ее судьбу. Дело в том, что меня подмывает оставить ее лично за собой, но совестное чувство заставляет сперва предложить ее Музею, т. е. в данном случае на решение вел. князя Георгия Михайловича и наших хранителей. Втайне надеюсь, что они не будут считать эту вещь достаточно “значительной”, чтоб быть помещенной в Музее среди других Ваших двух уже имеющихся произведений. Этот вопрос меня как-то тяготит, и я обращаюсь к Вам с просьбой, если можно, препроводить мне сюда тем или другим способом Вашу акварель. Какое бы ни было решение, обязуюсь на следующую выставку предоставить ее в Ваше распоряжение, а если она останется окончательно за мною, то она, конечно, и позже всегда будет к Вашим услугам, когда пожелаете 2.

С. П. Дягилев говорит мне, что Вы снова прихворнули, и что мало надежды видеть Вас на днях в Петербурге. Надеюсь, однако, что Вы скоро поправитесь и, приехав сюда, не преминете посетить нас. Извините меня за беспокойство и верьте в готовности к услугам. Всего лучшего.

Д. Толстой.

ГТГ.
____________

1 Дмитрий Иванович Толстой, граф (1860— ок. 1942) — товарищ управляющего Русским музеем с 1901 г. С 1909 г. Толстой стал также директором Эрмитажа. В 1911 г. он был генеральным комиссаром русского отдела на Всемирной выставке в Риме. Брат И. И. Толстого.

2 Этюд Серова “Голова женщины” был “забракован” хранителями Русского музея П. А. Брюлловым и К. В. Лемохом (“Серов в воспоминаниях...”. Т. I, с. 463) и попал в собрание Д. И. Толстого.

 

Н. П. ВИШНЯКОВ 1 — СЕРОВУ

<10 декабря 1904 г. Москва>

Милостивый государь Валентин Александрович!

По сообщению мне городского головы <В. М. Голицына> Вы имели намерение отправиться в Петербург и рассчитывали найти меня там для совместного обсуждения вопросов, относящихся к галерее. Между тем, так как Верещагина вещи оказались все купленными государем, я поторопился с отъездом и вернулся сегодня в Москву, о чем имею честь Вас уведомить.

ЦГАОР. Публикуется по черновому автографу.
___________

1 Николай Петрович Вишняков (1841— ок. 1920 г.) — купец, гласный Московской думы,. в 1903—1905 гг., член Совета Третьяковской галереи.

 

СЕРОВ, К. А. СОМОВ, В. В. ПЕРЕПЛЕТЧИКОВ И ДРУГИЕ — С. П. ДЯГИЛЕВУ

<30 декабря 1904 г. Петербург>

Союз русских художников”, единогласно избрав Вас своим постоянным членом 1, вместе с тем считает своим долгом выразить чувство своего глубокого удивления перед тем исключительным талантом и той железной энергией, которые дали Вам возможность за 10 лет бескорыстной и горячей работы создать так много для дорогого нам русского искусства. Открыв в настоящем году свою первую выставку в Петербурге, “Союз” ясно сознает, что он призван продолжать то дело, которое Вы начали, и пользуется случаем выразить свою надежду, что судьбы искусства в России еще долго будут связаны с Вашей драгоценной деятельностью. Примите этот знак уважения и искренней преданности 2.

Сомов. Переплетчиков. Мусатов. Щербов. Серов. Ционглинский. Грабарь. И. Билибин. Добужинский 3. Лансере. Первухин. Юон. Бакст. Ал. Бенуа.

ГТГ Публикуется по автографу телеграммы.
————————

1 Дягилев был избран действительным членом Союза русских художников на собрании московских и петербургских членов объединения 16 декабря 1903 г.

2 Эта приветственная телеграмма была послана в день открытия выставки “Союза русских художников”.

3 Мстислав Валерианович Добужинский (1875—1957) — живописец, график, театральный художник, один из видных участников “Мира искусства”.

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

<Конец декабря 1904 г. Москва>

Любезный Илья Семенович,

говорят, ты избран гласным поздравляем, если так. Ну-с, насчет акварели? Что же, акварель, как акварель, ни хороша, ни плоха. Не знаю приобретать ли, да и 100 руб. не много ли.

Твой В. Серов.

На днях перед Петербургом зайду. Холодно зябнем.

ГТГ.

 

СЕРОВ — Н. П. УЛЬЯНОВУ

<1904 г. Москва>

Николай Павлович!

Зашел к Вам и, к сожалению, не застал. С разрешения сторожа мастерской видел некоторые произведения Ваши. “Дама” наверху мне очень нравится. Бальмонт” не плох — жаль, неправилен по форме (рот и нос) — а взят хорошо 1.

В. Серов Этюд девицы с рыжими волосами приятен, но тоже не строг 2.

ЦГАЛИ.
__________

1 Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942) — поэт, переводчик. Известен пастельный портрет Бальмонта, исполненный Серовым в 1905 г. Портрет Бальмонта работы Ульянова приобрела Третьяковская галерея в 1917 г.

2 Речь идет об этюде “Голова золотоволосой девушки”, исполненном в 1903 г.

1 | 2 


Портрет С.П. Дягилева (В.А. Серов, 1904 г.)

Набережная Архангельска (1912 г.)

Портрет Ф.Ф. Юсупова. Фрагмент (В.А. Серов, 1903 г.)





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Валентин Серов. Сайт художника.