Валентин Серов
Скачать софт бесплатно
Главная > Переписка > Письма 1904


Письма 1904 года

1 | 2

СЕРОВ —— И. С. ОСТРОУХОВУ

<До 15 января 1904 г. Москва>

Любезный друг Илья Семенович!

Что с тобой? Здоровье мое хорошо, скоро думаю и домой. Насчет Левитана, пожалуй, ничего не буду иметь против (надо бы подновить)1. Цена 500 руб.

Тв<ой> B.C.

ГТГ. Текст письма на бланке: “Хирургическая лечебница кн. А. В. Чегодаева. Москва. Трубниковский пер. д. кн. Чегодаева”.
__________

1 Речь идет о пастельном портрете Левитана (1900). 383. Ф. И.

 

ШАЛЯПИН 1 — СЕРОВУ

19 января 1904 г. <Москва>

Дорогой мой Валентин!

Сейчас д<октор> Трояновский сказал мне о твоем желании слышать меня в “Демоне”2. Дорогой друг мой, если бы ты знал, как я счастлив, как я счастлив! Слава богам, ты здоров. Иди, пожалуйста, в ложу бельэтажа с левой стороны, № 5. Там будут сидеть: Немирович-Данченко с женой 3, Максим Горький с женой и некий Пятницкий! Они все будут предупреждены об этом и будут крайне счастливы тебя видеть в своей компании иди же, дорогой мой, иди.

Целую тебя крепко, как крепко люблю.

Твой Федор Шаляпин

ГТГ.
___________

1 Это первое письмо из дошедшей до наших дней немногочисленной переписки Федора Ивановича Шаляпина (1873—1938) и Серова.

2 Речь идет о втором представлении оперы А. Г. Рубинштейна “Демон”, которое состоялось в Большом театре 19 января 1904 г. в бенефис оркестра.

3 Владимир Иванович Немирович-Данченко (1859—1943) — драматург, режиссер, педагог; основатель и руководитель, вместе с К. С. Станиславским, Московского Художественного театра. Его жена — Екатерина Николаевна, урожденная Корф (1858—1938).

 

Ф. И. ШАЛЯПИН — СЕРОВУ

<Москва>

Дорогой Антось,

Костя <Коровин> у меня, я сегодня утром приехал с Питера. Может, ты свободен? Сделай нерукотворное счастье прибудь ко мне. Очень я соскучился по тебе.

Целую. Федор

ГТГ.

 

Ф. И. ШАЛЯПИН - СЕРОВУ

<Москва>

Милый Антониус,

если ты жив, и здоров, и дома, и без особого дела,— прошу тебя, милый друже, забеги ко мне хоть сейчас, хоть потом,— очень я соскучился по тебе и ужасно рад был бы тебя повидать. Хотел было сам прийти сейчас к тебе, да что-то неможется должно быть, устал в дороге. Жму тебя всего, всего и семье кланяюсь.

Твой Федор Шаляпин

ГТГ.

 

Ф. И. ШАЛЯПИН, К. А. КОРОВИН — СЕРОВУ

<Москва>

Антон!

Наш дорогой Антон!!!!
Тебя мы всюду, всюду ищем,
Мы по Москве, как звери рыщем.
Куда ты скрылся наш Плу-тон?
Приди ж скорее к нам в объятья,
Тебе мы истинные братья!..
Но если в том ты зришь обман,
То мы уедем в ресторан!!!!..
Оттуда ж, милый наш Антоша,
Как не тяжка нам будет ноша,
А мы поедем на “Парнас”,
Чтобы с похмелия пить квас.
Жму руку Вам —
Шаляпин Басс
P.S. Ты, может, с нами (час неровен),
Так приезжай, мы ждём
Коровин.

ГТГ.

 

СЕРОВ — В. В. МАТЭ

25 янв<аря 1904 г. Москва>

Поздравляю с войной! 1 Дорогой Василий Васильевич, пишу Вам, дабы доказать, что до известной степени владею и руками и ногами (последними хуже, устаю). Переехал домой, выхожу, гуляю, ничего не делаю, ем, пью, сплю. Жму Вашу руку. Кланяюсь Иде Романовне 2 и дочери 3.

Ваш В. Серов.

ГТГ.
_______________

1 Когда Серов иронически поздравлял Матэ с войной, ее еще не было, а произошел разрыв дипломатических отношений России с Японией. Война была объявлена 27 января 1904 г., когда стало известно, что накануне Япония напала на русский флот в Порт-Артуре.

2 Ида Романовна жена Матэ.

3 Мария Васильевна Матэ, в замужестве Каргина.

 

А. Н. БЕНУА — СЕРОВУ

30 января 1904 г. <Петербург>

Дорогой Антоша,

уже давно я собираюсь Тебе сообщить мой восторг от тех хороших вестей, которые мы имеем о Твоем поправлении. Желаю Тебе от всей души как можно скорее совершенно и безусловно поправиться. Того же желаю Ольге Федоровне. Жена просит передать свои искренние пожелания Вам обоим. Ничего больше не пишу, ибо ничего более и не хотел сказать. Да и нечего. Здесь все в кошмаре японской войны. Даже эстеты всполошились и Нурок! приносит политические новости. Один Валичка <Нувель> продолжает на все плевать. Впрочем, одна капитальная новость: Архип <Куинджи> пожертвовал 100 000 руб. в Академию. Экая честолюбивая скотина!1 — Скоро получишь 1-й выпуск моей книги о “Русской школе живописи” и первые номера “Мира искусства”.

Редакторы живут в совершенном мире, но номера из-за этого не выходят аккуратнее, а наоборот.— Нашей выставки нынче не будет. Будто из-за помещения, а скорее из-за какой-то тоски. Выставлять, устраивать выставку с Рерихом — бррр... “Союз <русских художников>” оправдывает свое название. Московски <е> порядк<и> (а из-за упорядочения только и стоило превращаться в большую выставку с уставом) — мне не нравятся. Дягилевское разгильдяйство заменено уже окончательной распущенностью и бестолочью 2. Поживем — увидим. А Ты, главное, поезжай dahin, dahin [туда (нем.)] поправься и освежись. Я бы сам не отказался поболеть (слегка! разумеется) только б для того, чтобы меня туда послали. Ты куда думаешь ехать? —
В Италию? Во Францию?

Целую Тебя, мой милый друг, и еще раз посылаю Тебе мои сердечные пожелания всего лучшего.

Твой Тебя любящий Шура Бенуа.

ГТГ.
___________

1 Куинджи пожертвовал деньги Академии художеств с условием, что на проценты с них она будет ежегодно выдавать двадцать четыре премии участникам так называемой весенней, т. е. академической выставки.

2 Согласно уставу “Союза русских художников” его выставки не имели жюри, и каждый член “Союза” мог выставлять, что хотел.

 

СЕРОВ — С. С. БОТКИНУ 1

2 февраля 1904 г. Москва

Дорогой Сергей Сергеевич!

Давно все собирался дать Вам собственноручный отчет по моему выздоровлению. Недели две как покинул лечебницу и живу дома. Чувствую себя хорошо, временами забываю, что был болен (и, как оказывается, настолько, что многие теперь при встрече смотрят на меня как на выходца с того света). Но все же я еще довольно быстро устаю. Сердце слабовато (мышца), пульс довольно скор. Это, кажется, единственный изъян (о других мне не говорено) и то поправимый, так как замечаю, что пульс постепенно стихает понемногу. Аппетит и сон у нас превосходны. Желудок исправился совсем, кишки тоже; имеется некоторое неудобство от сращений, но помаленьку и они меня отпускают. Рана заросла наглухо 2.

По совету Шервинского 3 еду пока не на Ривьеру, а в русскую деревню недалеко от Москвы недели на две на три, а затем уж решится, нужно ли мне будет ехать за границу. Быть может, и не поеду не очень что-то хочется, тут война еще эта... Итак, пока живем в свое удовольствие, т. е. ем, пью, сплю, ничего не делаю, а удовольствия, так называемой жизнерадостности, нет... Курить запрещено. Ну вот, отчет и готов. Как Вы изволите поживать, так бы на минутку хотелось бы съездить в Питер повидать всех. Передайте Александре Павловне <Боткиной>, что был я в галерее (уже во многих местах я побывал, даже в Школе на экзамене) и хочу подавать заявление опять.

Ив. Е. Цветков, изволите ль видеть, как-то на одном Совете заявил, что, мол, хорошо было бы снабдить каждую картину надлежащей надписью на дощечке, кот<орая> будет прикреплена к раме. Сколько помню, ему было выражено некоторое сомнение в том смысле, что надписи могут мешать картинам, но для пробы решено было предоставить ему, Цветкову, сделать надписи эти в одной из зал. Теперь же, оказывается, все залы почти снабжены этими досками и на очень многих выглядят невозможно. Ведь Совету не было предложено осмотреть сии надписи и решения на этот счет сделано не было Советом.

Это раз, а во-вторых, мне кажется, что если вообще постановлено ничего не изменять в галерее, собранной Павлом Михайловичем <Третьяковым>, то и тут будет нарушение сего постановления. Не знаю, видела ли Александра Павловна эти надписи и как они ей нравятся? 4 Ну, будьте здоровы, обнимаю Вас крепко. Кланяюсь Александре Павловне. Быть может, она мне что-нибудь напишет.

Ваш В. Серов

Из лекарств ем стрихнин, пью “виши”. Жена Вам очень кланяется и крепко жмет руку.

ГТГ.
___________

1 Сергей Сергеевич Боткин (1859—1910) — врач, профессор Военно-медицинской академии, известен работами по бактериологии, крови и инфекционным болезням. Любитель искусства и коллекционер, действительный член Академии художеств с 1905 г. Известен акварельный портрет Боткина, исполненный Серовым в 1906 г.

2 В конце 1903 г. Боткин приезжал к заболевшему Серову и осматривал его. Вот почему в комментируемом письме Серов так подробно информирует его о своем здоровье.

3 Василий Дмитриевич Шервинский (1850—1941) —врач-терапевт, профессор Московского университета.

4 Такое заявление о пояснительных надписях под картинами, в которых сообщались краткие сведения о художнике и название картины, Серов и Боткина подали в Совет Третьяковской галереи; см. письмо Серова и А. П. Боткиной в совет Третьяковской галереи от 22 марта 1904 г.

 

И. И. ТОЛСТОЙ — СЕРОВУ

<9 февраля 1904 г. Петербург>

Милостивый государь Валентин Александрович, в дополнение к письму от 30 октября 1903 года за № 2986 имею честь уведомить, что г. министр императорского двора отношением от 27 января сего года за № 194 сообщил о воспоследовавшем высочайшем его императорского величества разрешении на назначение вас действительным членом императорской Академии художеств 1. Примите уверение в совершенном почтении и преданности.

Гр. И. Толстой.

ЦГАЛИ. Публикуется по копии письма.

Письмо было отправлено на печатном бланке: “М<инистерство > и<мператорского>д<вора>. Императорской Академии художеств вице-президент”.

На копии надписи: Его высок<ородию> В. А. Серову, 9 февраля 1904 г., 398.
____________

1 См. письмо И. И. Толстого Серову от 30 октября 1903 г..

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

18 февр<аля> 1904 г. <Москва>

Дорогой Илья Семенович, портрет И. Левитана теперь в исправности, т. е. вставлено стекло, а следовательно, его можно взять, о чем я тебя и извещаю 1. Еду завтра опять в деревню на неделю. Будь здоров.

Твой В. Серов.

ГТГ.
______________

1 См. письмо Серова И. С. Остроухову от 15 января 1904 г. Этот портрет Левитана был приобретен Литературно-художественным кружком.

 

СЕРОВ, А. П. БОТКИНА — В СОВЕТ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ

<22 марта 1904 г. Москва>

В заседании Совета по управлению городской художественной галереей, происходившем 26-го июня 1903 года, членом Совета И. Е. Цветковым было высказано мнение, что следовало бы к рамам картин прикрепить пояснительные билетики, на которых было бы обозначено как имя художника, год его рождения и смерти, так и краткое название картины; название особенно важно при произведениях исторических, религиозных, бытовых или жанровых и при портретах известных общественных деятелей. Советом в том же заседании постановлено: приступить к исполнению в виде опыта. В настоящее время этими надписями снабжены уже почти все рамы собрания, без постановления на то Совета.

Мы находим, во-первых, что надписи эти существенно мешают художественному впечатлению картин. Рама должна иметь гармоническую связь с картиной. Поэтому художники столь тщательно избирают рамы для своих произведений. Формы и тон рам всегда стоят в зависимости от форм и тональности картин. Все, нарушающее гармонию рамы, обязательно нарушает и гармонию картины, всякая, тем более крупная надпись, сделанная в несоответствующих тонах, резким пятном своим отвлекает внимание зрителя и мешает правильному созерцанию картины.

Мы находим, во-вторых, что введение надписей этих является нарушением § 4 действующего Положения об управлении галереей, гласящего: “Собрание, составленное П. и С. М. Третьяковыми, не подлежит никаким изменениям, увеличениям, сокращениям или заменам и составляет самостоятельный отдел галереи, размещенный в особых залах, в том виде и порядке, как было устроено П. М. Третьяковым”.

Затем, я, А. П. Боткина, свидетельствую, что мой покойный отец П. М. Третьяков не вводил этих надписей, находя их мешающими художественному впечатлению картин, а я, В. А. Серов, заявляю, что мои собственные произведения, имеющиеся в галерее, очень страдают от этого нововведения 1.

Члены Совета: А. П. Боткина В. Серов

22 марта 1904 г.

ЦГАЛИ.
_____________

1 Заявление Боткиной и Серова появилось лишь в августовском выпуске “Известий”. Пояснительные надписи к картинам были упразднены в 1905 г., после выхода из Совета галереи Цветкова, Голицына и Вишнякова.

 

СЕРОВ — В СОВЕТ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ 1

<23 марта 1904 г. Москва>

Не соглашаясь с истолкованием моих целей и поступков в разъяснениях И. Е. Цветкова заметки моей при поданном мною письменном заявлении от 10 ноября 1903 г., считаю необходимым, чтобы оно само было бы приложено к журналу заседания Совета галереи 2.

В. Серов.

ЦГАЛИ.
_________

1 Это обращение в Совет галереи Серов написал на протоколе заседания Совета от 23 марта 1904 г. в ответ на произнесенные во время этого же заседания слова Цветкова.

 

В. Д. ПОЛЕНОВ — СЕРОВУ

25 марта 1904 г. <Москва>

Дорогой Валентин Александрович,

вчера я хотел поговорить с тобой о премии имени Елены Дмитриевны <Поленовой>, но как-то не пришлось. Она хотя и не велика, но все-таки может дать лишнюю минуту спокойствия, которая иногда бывает и не лишней, особенно, когда дело идет о выздоровлении. При этом эта премия ни к чему и ни к кому не обязывает, так как она именно и учреждена с такой целью. Во всяком случае, имей ее в виду. 1 По поводу разговора о греках я справлялся, и оказалось, что ты совершенно прав: статую Апоксиомена сделал Лисипп 2, и он же изменил канон Поликлета 3, сделав фигуру более легкой и стройной.

Вот несколько биографических подробностей о Лисиппе. Он был простым литейщиком и в искусстве самоучка; своим учителем он называл “Дорифора” (копьеносца) Поликлета, статую, признававшуюся каноном. Он как-то спросил одного художника: к кому идти учиться? Тот, показав на толпу, сказал: учись у натуры, а не у художника. Лисипп был необыкновенно производителен. Есть сказание, что он откладывал от каждой проданной вещи монетку и в конце оказалось 1500 штук. Сравнивая свои статуи с поликлетовскими, он говорил: “Пол<иклет> делает человека, какой он в натуре, а я — каким он кажется”. Я тебе в высшей степени благодарен за вчерашнюю беседу, а главное — за то, что ты выразил готовность мне помочь, если состоится наша поездка; с твоей помощью я даже не боюсь Кости Коровина.

Вообще вчерашний разговор меня очень оживил и порадовал, и я буду стараться, чтобы дело выгорело 4. Если бы ты взялся исполнить Лисиппа, пейзаж Ниобид (гора Киферон в Беотии) и еще что-нибудь, напр<имер> Эгину; Косте Коровину мы поручили бы развалины Олимпии, Аттики, Аркадии и т. д.; Головину Акрополь, Парфенон, Панафиней и Праксителя; Грабарю — Архипелаг; Мусатову — Пергамы и т. д., то, пожалуй, дело вышло бы неплохое. Ну, пока до свидания, поезжай на море и солнце и поправляйся, а мы постараемся как-нибудь уладить дело. Мой глубокий поклон Валентине Семеновне и Ольге Федоровне.

Душевно твой В. Поленов. Если что понадобится сообщи, и мы исполним.

ГТГ. Публикуется по черновому автографу.
___________

1 После смерти Е. Д. Поленовой ее братья в память о ней учредили премию в 300 р., которая выдавалась молодым художникам на заграничные поездки. Ею воспользовались, в частности, Богаевский, Первухин, Татевосян. Серов к ней не прибег.

2 Лисипп греческий скульптор второй половины IV века до н. э.

3 Поликлет — греческий скульптор, живший во II половине V века до н. э., автор теоретического трактата “Канон”.

4 В то время Поленов мечтал расписать стены Музея изящных искусств в Москве. Поленов исполнил восемь картин на греческие темы, а Головин — панно с изображением древнеэллинского кладбища на Аппиевой дороге (погибло в 1941 г.

 

СЕРОВ — В. Д. ПОЛЕНОВУ

26 марта 1904 г. <Москва>

Глубокоуважаемый Василий Дмитриевич!

Спасибо еще раз за Ваше доброе предложение. Повторяю, если бы я очутился в трудном положении я охотно взял бы премию имени Елены Дмитриевны <Поленовой>, но я сделал заем на очень выгодных условиях, ни к чему меня не обязывающих, и деньги у меня есть на все лето, включая сюда и поездку за границу. Еще, быть может, представится случай помочь этой премией, если не мне, то кому-нибудь другому. По поводу музея желаю лишь, чтобы Вас как-нибудь не отстранили. А скажите, что Суриков, не смог ли б он дать что-либо? ведь он чувствует хорошо и еще свеж...

Дело это вообще очень интересное, и если бы я смог выразить на стене что ли, то ощущение, какое я всегда испытываю, глядя на то, что выходило из-под рук греков, т. е. то живое, трепетное, что почему-то называется классическим и как бы холодным — да ... Ну, это невозможно, пожалуй, а попробовать — попробуем, и от Апполона и Лисиппа не отказываюсь. Итак, до свидания, Василий Дмитриевич, буду очень опечален, если почему-либо эта затея 1 Ваша не удастся.

Ваш В. Серов.

ГТГ.
_______________

1 Серову не довелось принять участие в “затее” Поленова. Однако готовясь к работе в музее, он в 1907 г.. предпринял с Л. С. Бакстом поездку в Грецию.

 

СЕРОВ — В. Ф. НУВЕЛЮ

<До 5 апреля 1904 г. Москва>

Здравствуй, Валичка!

Видишь ли, по-моему, кр<айне> удобная вещь эти самые открытые письма: — написал, как, мол, поживается под картинкой — и благотворительность сотворил в пользу общины Евгении, и письмо написано. Мне труднее; этих самых карт-посталей [carte postale — почтовая открытка (франц.)] не очень люблю, а писать, сам знаешь — лень.

Не так давно писал Дмитрию Владимировичу <Философову> о состоянии, т<ак> сказать, здоровья своего и о том, что на днях, т. е. на этой неделе, еду с Ольгой Федоровной (а не с Н. В. Досекиным) в Италию — вот. Месяца на, хотел сказать 1 1/2 — нет, поменьше, просто должно быть на месяц и в начале лета, т. е. в середине мая, если все вы будете еще в Питере — увижу вас и поделюсь с своими путевыми впечатлениями.

Твой В. Серов.

Только что получил твою картолину-посталину.

ЦГАЛИ.

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

<14/27 апреля 1904 г.> Рим

Любезный Илья Семенович,

только что приехали из Венеции, Падуи и Равенны — не жалею, что так поехали, видели кое-что. Старушка Венеция еще маленько постарела.— Прожили 3 дня <в> H?tel Sandwirtt, прежний хозяин помер, отель стал хуже 1, а главное, всюду немец — еще на месте он туда-сюда,— но путешествующий нехорош, тут в Риме их словно меньше.

Твой В. Серов.

Сегодня же едем в Неаполь на 5 дней, возвратимся и пробудем с неделю. Пиши P r Флоренция. С языком справляюсь пока оба здоровы. Кланяемся Вам и Над<ежде> Петровне.Что-то у нас в Москве и в России? Газет не читаю. (В Венеции все реставрируют и плохо),

На обороте: Russie Moscou ? M-eur Ostrouchoff
ЕВБ Илье Семеновичу Остроухову. Трубниковский, соб. дом. Почтовые штемпели:
Roma, 27.4.04;
Москва, 20.4.04.

ГТГ.
____________

1 В отеле Sandwirtt в Венеции Серов и Остроухов останавливались в 1887 г.

 

СЕРОВ — В. Ф. НУВЕЛЮ

<14/27 апреля 1904 г. Рим>

Любезный Вальтер Феодорович,

шлю Вам привет из Рима, еду сопровождать господина президента Лубе в Неаполь 1...— multo interressanto [чрезвычайно интересно (итал.)] (sic) Если желаете что-либо сообщить из С.Петербурга прошу во Флоренцию.

Ваш В.Серов.

В редакцию готовлю диссертацию.

На обороте: Russie ? M-eur Nouvel, S. Petersbourg
ЕВБ Вальтеру Феодоровичу Нувель (С.Петербург, Галерная, 12). Почтовые штемпеля: Poma, 27.IV.1904;
Петербург, 20 апреля 1904.

ЦГАЛИ.
______________

1 Эмиль Лубе (1838—1929) — президент французской республики в 1899 — 1906 гг. Визит в Италию Лубе нанес в ответ на посещение Франции итальянской королевской четой.

 

СЕРОВ — В. Ф.. НУВЕЛЮ

<17 апреля> / I maggio (1904 г. Неаполь>

Любезный Вальтер Федорович,

(извини, здесь все еще Лубе) — едем сейчас только в Неаполь diretta Sorrento [оттуда прямо в Сорренто (итал.) ]— немножко пучит от искусства — хочу смотреть на море и ослов,—а хороша Италия, честное слово, и Рафаэли, хотя они и называются Santi [святыми (итал.)] и т. д.

Твой В. Серов

На обороте:
Petersbourg Russie
? M-eur W. Nouwell
СПб. Вальтеру Федоровичу Нувель
Галерная, 12
Почтовые штемпеля: Napoli 5.V.1904;
Петербург. 23.IV.1904

ЦГАЛИ.

 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

Naples <18 апреля>/2

maggio <1904 г.>

Любезный друг Илья Семенович!

Вот что я тебя попрошу — будь добр, пришли из тех 900 руб., что у тебя на сохранении (или на беспроцентном текущем счету — не знаю), матушке моей 200 руб. и будь готов (рассчитываю на твою любезность) руб. 100 переслать либо во Флоренцию или же в Вену. Извещу тебя телеграммой.— Хотел бы все же обойтись с теми 1000 руб., взятыми на это путешествие — кот<орое> пока идет хорошо. В Риме — хорош город, счастлив был его повидать и увижу опять — было свежо немножко, ну, а тут уж тепло изрядно. В Риме великолепно (и недорого сравнительно, по 11 ф. с персоны) жили пенсионально с отличным столом в H?tel d'ltalie, окно в сад Palazzo Barberini via Quatro fontane — шик. Назад поедем, остановимся там,— а сегодня, ничего по искусству не осматривая, едем в Сорренто 1.

Твой В. Серов.

В Академии в Венеции в коридоре вдруг увидел картину, совершенно твою “Аполлон и Марсий”, подписано — школа Рубенса. Твоя гораздо лучше. Во всяком случае, это не Рубенс.

Ну, будь здоров. Жена просит кланяться.

На конверте: Москва, ЕВБ Илье Семеновичу Остроухову. Трубниковский пер., соб. дом;
Почтовые штемпеля:
Naples, 2.5.04;
Москва, 23.4.04.

ГТГ. Текст письма на печатном бланке H?tel Hassler


1 | 2


Портрет Г.Л. Гиршман (В.А. Серов, 1911 г.)

Портрет Г.Н. Федотовой (В.А. Серов, 1905 г.)

Портрет Д.В. Стасова (В.А. Серов, 1908 г.)





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Валентин Серов. Сайт художника.